Алексей Козырев: «Наше время – это время определенных проектных решений»

В БФУ им.И.Канта началась «перезагрузка» гуманитарного образования. Проводится структурно-административная реформа, а параллельно обсуждаются новые формы и содержание образования. В предыдущие годы в России упор делался на инженерных и естественнонаучных областях, поэтому разворот к гуманитаристике – это тренд, причём во всём мире.

В этой связи в нашем университетe началась серия рабочих семинаров, посвящённых развитию именно гуманитарного образования. Одним из экспертов первого семинара был Алексей Козырев, заместитель декана по научной работе философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. 

Алексей Павлович, куда сегодня движется гуманитарное знание?

Само по себе гуманитарное знание никуда не идет, его ведут. Его ведут плохо или хорошо. Ведут за собой или его ведут за теми идеалами и примерами, которые у нас в гуманитарном знании есть. В российской гуманитарной науке есть хорошие традиции. Дореволюционная эпоха, условно говоря, тот пласт, к которому принадлежат русская религиозная философия, русская философия права, историческая школа И.М.Гревса и лингвистика А.А.Потебни, И.А.Бодуэна де Куртене, князя Н.С.Трубецкого. Этот пласт заново открыли в 90-е годы ушедшего века, к нему стали обращаться и активно с ним работать. Но эта работа немного напоминала своеобразную мемориализацию. То есть мы сейчас издадим какие-то тексты, прочитаем, скажем, труды Н.А. Бердяева, и все у нас будет хорошо. Этого не получилось. У нас есть советская традиция в гуманитарном знании, я говорю советская условно, потому что люди, которые делали советскую науку, как раз не всегда были советскими, а кто-то был даже и вполне не советским, но есть несколько школ. Это школа Ю.М. Лотмана в Тарту, школа А.Ф.Лосева и С.С.Аверинцева в Москве, ученики академика Д.С.Лихачева и А.М.Панченко в Санкт-Петербурге. Это те гуманитарии, которые строили определённый мост между дореволюционной культурой и нашей сегодняшней культурой, которые внутри советской реальности делали независимую свободную гуманитарную науку.

Сейчас идеологического бремени нет, казалось бы, стало проще. Но… в чём новые вызовы?

Сегодня мы находимся в новой ситуации, когда наши многие метры ушли или уходят и когда мы работаем в новой парадигме науки. Условно говоря, в компетентностной парадигме. 

Это не ценности, как было в дореволюционную эпоху, а компетенции. Это значит, что хотим мы или не хотим, но мы должны давать современному студенту некий набор знаний, навыков и умений, который позволит ему ориентироваться в современной жизни, среде и обществе. Но что это такое, мы до конца не осмыслили. Мы к этому еще до конца не привыкли. Есть ли в этом не только минусы, но и плюсы, мы себе этого ещё не объяснили. 

Но, наверное, всё-таки нужно задавать себе вопрос: что гуманитарий будет делать? Куда он пойдет, получив определенный багаж гуманитарных знаний? Да и вообще знаний, не обязательно только гуманитарных. Умение работать с IT-технологиями, умение принимать управленческие решения и строить бизнес-проекты, решать интеллектуальные задачи. Куда он пойдет? Что он будет с этими знаниями делать? По факту, жизнь мудрее нас, она делает так, что люди с хорошим гуманитарным образованием неплохо устраиваются. Они работают в журналистике, в новых медиа 2.0, среди наших выпускников МГУ есть люди, которые основали «ПостНауку», другие медиапроекты, которые пользуются сегодня большой популярностью. И они не просто основали это, но и пытаются передавать свои навыки, читают лекции. И мы, люди более старшего поколения, тоже активно участвуем в этом. Участвуем в каких-то медиапроектах, что-то пытаемся создавать сами. Я, к примеру, выпустил пять номеров журнала современной философии «Сократ», единственного пока что в России полноцветного глянцевого, но, прошу отметить, не гламурного журнала по философии.

Вы говорите о гуманитарии нового типа, о человеке с более широким набором компетенций…

Наше время – это время определённых проектных решений. Я думаю, что гуманитарий должен быть на них способен. Это не просто человек, который умеет прочитать текст, прокомментировать его и издать, хотя и это сегодня далеко не всем удаётся, но это человек, который знает, что из этого текста можно «вытянуть». То есть, читая Канта, к примеру, он думает о биоэтике, о проектах, связанных с медициной, управлением и так далее. Поэтому невольно складывается образ нового Леонардо, так сказать. 

И кстати, не удивительно, что сегодня именем Леонардо да Винчи называются медицинские супер-роботы, с помощью которых делают эндоскопические операции. То есть, если раньше для нас Леонардо ассоциировался с живописью, то сегодня, скорее, с человеком более технократического склада, умеющего синтезировать знание, в том числе гуманитарное, и применять его к какому-то практическому опыту. Поэтому, может быть, эта парадигма нового Леонардо сегодня актуальна для гуманитария. Не случайно многие выпускники гуманитарных факультетов работают в медиатехнологиях, в компьютерных технологиях, получают дополнительные квалификации и образование. Это повод к тому, что мы должны задуматься о том, кого мы сегодня готовим. Только философу, только политологу или только филологу с узкой зоной знаний и компетенций, я думаю, сегодня страшно тяжело. Он может не найти, где себя применить. Поэтому для гуманитарного образования стоит актуальный вопрос междисциплинарности. Возможности переучиваться, получать дополнительные квалификации. Вот где мы сегодня находимся. И эта ситуация далека от идеальной, я думаю, что лет через 10 мы сможем увидеть, получается у нас что-то или нет. Или мы можем потерять гуманитарную науку в России. Но это зависит от наших усилий, от того, насколько мы сегодня решимся на какие-то оригинальные и рискованные шаги.

Алексей Павлович, вы уже не первый раз в нашем Университете. Как вы полагаете, может ли решиться региональный вуз на такие оригинальные и рискованные шаги?  

Я знаком со многими учеными из вашего университета. К примеру, на нашем философском факультете известна школа логики БФУ им. И.Канта, которую создал профессор В.Н.Брюшинкин, к сожалению, ушедший из жизни, известен «Кантовский сборник», книжная серия «Stoa Kantiana». В издании этой серии участвовали, в том числе, и сотрудники нашего факультета, профессор и заведующий кафедрой истории зарубежной философии В.В.Васильев. Эта серия заметна в российском гуманитарном пространстве. Недавно я был на конференции, посвященной Н.М.Карамзину, и послушал достаточно много докладов филологов и историков БФУ им.И.Канта, они были интересные. Мне кажется, что Университет сегодня обладает хорошим потенциалом, им руководит молодой духом и активный, готовый на интеллектуальные новаторства ректор. Я знаю много федеральных университетов, и Балтийский сегодня один из наиболее инновационных и интересных университетов России.

Спасибо большое!


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку