Политолог Михаил Ильин: Шекспир - самый политический писатель

В рамках семинара, посвящённого развитию института гуманитраных наук БФУ им.И.Канта, наш университет посетил Михаил Ильин, академический директор аспирантской школы по политическим наукам Высшей школы экономики, профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО (У) МИД России, в прошлом президент Российской ассоциации политической науки (РАПН).
Михаил Ильин не только принял участие в семинаре, но и прочитал лекцию для студентов-лингвистов, а также уделил время редакции сайта. Мы узнали, почему Шекспир - самый политический писатель, на какой вопрос Михаил Ильин ищет ответ всю жизнь и почему государства такие разные.

— Михаил Васильевич, у вас весьма нетривиальная научная траектория: начинали как литературовед, занимались поздним периодом творчества Шекспира, известны своими работами по сравнительной политологии, а перед студентами выступили с лекцией по семиотике. Что заставило вас делать такие исследовательские повороты?
— Это только кажется, что в моей биографии были резкие перемены. На самом деле я всю жизнь ищу ответ на один и тот же вопрос: как можно измениться и остаться самим собой? Как, оставаясь самим собой, я одновременно изменяюсь? Тот же вопрос можно перенести и на Шекспира: у меня была диссертация по последним его пьесам. Совершенно логичен вопрос: почему он создаёт эти совершенно волшебные сказки в конце жизни, после того, как сначала были комедии, а потом — трагедии? Это один и тот же человек, но в течение жизни он писал такие разные произведения. Так же и наш язык: язык Пушкина, его современников и наш язык — это один и тот же язык?

— С Пушкиным, наверное, ответ однозначный, недаром его называют основоположником современного русского языка. А вот язык Державина, Ломоносова и более ранних авторов — это вопрос.

— Конечно, у протопопа Аввакума очень яркий язык, даже вполне понятный нам. В принципе, его можно читать и без специальной подготовки, но всё же это не современный русский. Или другой вопрос: если мы с вами покинем университетские стены и отправимся в какой-нибудь бар к футбольным фанатам, очевидно, мы с ними будем говорить на каком-то другом языке, хотя тоже на русском. Правда? Или ещё пример, уже из политической компаративистики: Франция — это что: первая империя? вторая империя? пять республик? Всё это одно государство или разные? Моё последнее увлечение — методы и методология — тоже об этом.

Михаил Ильин на лекции
Михаил Ильин на лекции

— Тема государств и государственности — это ваш конёк. Вы известный концепцией хронополитики. Объясните, пожалуйста, в чём состоит ваша идея.

— Это даже не концепция, а определённая сторона политики. Дело в том, что политика существует во времени и пространстве. И вот учёт фактора времени как раз и является хронополитикой. Многие политические институты, которыми мы пользуемся сейчас, возникли очень давно, претерпели множество изменений, но при этом они остались по существу теми же. Я своим студентам люблю говорить: одним из первых институтов, который даже не был политическим, был институт гостеприимства, когда в наше племя можно было на время принять  представителя другого племени. С тех пор этот институт очень много раз видоизменялся, и сегодня есть десятки, если не сотни его вариаций: гражданство, членство в партии, принадлежность к какой-то социальной группе, дипломатический иммунитет — всё это разные инкарнации исходного института гостеприимства. И хронополитика заключается в том, что мы можем посмотреть, что из чего произошло и как они связаны сегодня. Это сразу позволяет видеть социально-политическую систему более объёмно, детально.

Читать далее


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку