Сурен Золян: «Человеком, который знает законы социальной семиотики, очень сложно манипулировать»

Известный ученый, доктор филологических наук, ведущий специалист в области семиотики, лингвистики, теории коммуникации, профессор Института гуманитарных наук БФУ имени Канта, главный редактор журнала «Слово.Ру – Балтийский акцент» Сурен Золян рассказал в интервью kantiana.ru, почему все мы являемся социальными семиотиками, как с помощью языка можно управлять сознанием и что общего между текстом и геномом.

- Сурен Тигранович, в последнее время социальная семиотика становится, если можно так выразиться, модной наукой. С чем вы это связываете?

- Социальная семиотика - это довольно молодая наука, в следующем году ей исполнится всего тридцать лет (по другой версии, 42 – смотря какую публикацию, где появляется этот термин, брать за точку отсчета). Но при этом у нее очень глубокие корни. Начинать можно с Конфуция, с его "Беседы об исправлении имен». Кроме того, еще Аристотель говорил о том, что человек - животное социальное.
Мы - общественные существа, и для того, чтобы жить в обществе, мы должны обмениваться информацией. Делается это с помощью знаков. Мы посылаем друг другу разного рода сигналы и принимаем сигналы от других. И в этом смысле мы все наивные социальные семиотики.
Вот смотрите: человек утром встает и начинает бриться. Само по себе это действие не является знаком. Оно становится им только в определенном контексте. Человек бреется, потому что нельзя прийти на работу небритым. Потому что в обществе, в котором он живет, существуют определенные нормы и правила, нарушать которые не рекомендуется.
В других обществах, наоборот, бритье воспринимается как вызов, потому что считается, что мужчина обязательно должен быть с бородой. Это - норма.
То есть, в любом случае человек - бреется ли он утром или нет - совершает действие, и это действие направлено не только на себя, но и на других. Следовательно, оно - социальное. Поступок – это знак.
Обо всем этом писал еще отец социологии Макс Вебер. Он называл свою социологию понимающей и говорил, что в её основе лежит понятие смысла.
И смысл передаётся с помощью знака, поступка, который в свою очередь можно перевести в текст.
Вот мы сейчас с вами беседуем. Вы берете у меня интервью. Какой-нибудь марсианин, который не знает, что такое интервью, просто не поймет смысла происходящего.
Человек же, который знаком с нашей культурой, понимает, что есть интервьюер и есть интервьюируемый, и он не сможет построить описание происходящего, не сделав одного из нас главным. Сам язык выстраивает здесь определенную иерархию. И то, как мы строим текст, показывает, как мы воспринимаем мир.
В языке отражается очень сложная система отношений. Причем многое не проговаривается, а подразумевается. Вот возьмем, например, простое слово «мой». Оно на самом деле имеет различные значения в зависимости от контекста. Когда я говорю «моя гостиница», то и я, и тот, кто меня слушает, прекрасно понимают, что я не являюсь её владельцем, я просто в этой гостинице временно живу.
Все мы пользуемся определенной системой знаков, часто, не отдавая себе в этом отчета. Это как говорить на языке, не зная его грамматики.
Но это не значит, что знание грамматики нам никогда не понадобится.

_S2A9972.jpg

Читать полностью


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку