«У истоков русской свободы: апология славянофильства»

Русская Idea подводит итоги уходящего 2017 года и, вместе с тем, подводит черту под одной из сквозных линий нашей исторической тематики. А именно – под нашими размышлениями о тех идеях и надеждах, которые были вызваны к жизни «русской весной». В течение практически трех с половиной лет через явные и неявные аналогии, исторические параллели мы говорили о «славянской весне», о славянофильстве и его роли – потенциальной и реальной – в истории русского общества и государства XIX века.

Сегодня, когда ключевые смыслы, вызванные «русской весной», в общем-то ушли в прошлое и о них уже можно говорить, скорее, как об истории, пришла пора расставить «точки над i» и сформулировать проекцию в будущее. Главный редактор сайта Любовь Ульянова поговорила об этих «точках» и возможных перспективах с председателем редакционного совета и идейным вдохновителем проекта Борисом Межуевым. Мы решили вынести основные вопросы, затронутые в беседе, в редакционную вводку:
  • В чем состоял смысл аналогии между «славянской весной» и «русской весной»? Что роднит между собой эти два явления?
  • Каким образом личная харизма, сыгравшая важную роль в севастопольской революции, могла (и могла ли) обрести институциональную форму?
  • Аналогия «славянской весны» и «русской весны» прослеживается в возможностях, которые давал неподдельный общественный энтузиазм для внутреннего обновления жизни в стране. Но и в 1870 – 1880-е годы, и сегодня такого обновления не произошло. Можно ли считать причиной этого то обстоятельство, что в обоих случаях этот подъем оказался больше общественным, чем государственным, и он не обрел внятной политической субъектности?
  • «Славянская весна» закончилась «победоносцевской зимой» эпохи Александра III, в которой наряду с Константином Победоносцевым ключевой фигурой был Сергей Витте, олицетворявший в то время идеологию «эффективного менеджеризма» и боровшийся, в частности, с земским самоуправлением. Однако бурный экономический рост не спас от политического брожения начала ХХ века, вылившегося в Первую русскую революцию. Можно ли и в этом увидеть определенные аналогии с «русской весной»?
  • И какое будущее у «консервативной демократии»?
Продолжение здесь

mezhuev-kollazh2.jpg


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку