Профессор Владимир Гильманов: «Важно, чтобы читая «Вишневый сад», вы думали не об уничтожении этого сада, а о том, как этот сад посадить заново»

3 марта, в Международный день писателя, профессор Владимир Гильманов, идя навстречу пожеланиям студентов, прочитал в Институте гуманитарных наук БФУ имени Канта лекцию о том, на какие книги стоит сегодня обратить внимание 20-летним.

Лекция эта имела большой успех. И многие потом были расстроены тем, что не смогли её посетить.

В интервью kantiana.ru известный филолог и философ рассказал, почему важно иметь представление о квантовой физике, как правильно читать художественную литературу, и о том, что реальность зачастую предстает перед нами в виде «кота Шрёдингера».

- Владимир Хамитович, по какому принципу вы отбирали книги, которые рекомендовали для прочтения?

- Нужно сказать, что перед тем, как начать читать свои курсы в университете, я провожу среди студентов небольшое анкетирование. В частности, задаю вопрос о том, каким формам культуры, каким формам общественного сознания они в большей степени доверяют. На выбор предлагается четыре варианта - философия, религия, наука и искусство. И знаете, что интересно? Подавляющее большинства - около сорока процентов - на первое место ставят науку. На втором месте, причем, очень сильно уступая науке, стоит искусство. Затем идет философия и, наконец, религия.

Разумеется, это не вполне осознанный выбор. Для того, чтобы он был осознанным, человек должен хорошо знать все четыре формы культуры. Прослеживать динамику развития науки, искусства, читать журнал «Science» и так далее. Студенты, отдавая предпочтения науке, опираются на её продукты, которые они видят. Они, если можно так сказать, подчиняются технологической магии. На уровне интуиции они понимают, что научная парадигма является основой современной цивилизации. Ну во всяком случае, что касается её бытовых аспектов. И вот, опираясь, на полученные результаты, я предложил студентам ряд книг, составив свой своеобразный рейтинг.
На первом месте у меня книга пока еще не очень известного широкой публике философа Дэвида Чалмерса «Сознающий ум. В поисках фундаментальной теории».

cover.jpg

- Неожиданно…

- Ну, а что удивительного? Раз ребята доверяют науке, они должны лучше ознакомиться с новейшими течениями. Потому что слепое доверие может привести к гибельным результатам.
В своей книге Чалмерс очень глубоко исследует феномен сознания. И сейчас очень важно хотя бы приблизиться к понимаю того, что это такое.
Хочу напомнить, что, пожалуй, самым громким научным проектом современности - вместе c постройкой адронного коллайдера и расшифровкой генома человека - является попытка создать компьютерную модель неокортекса (часть коры головного мозга. - прим ред.). Исследователи хотят просчитать нейронные
процессы и построить математическую матрицу. Иными словами - создать искусственный интеллект.

Мы стоим на пороге создания неких «терминаторов» - примерно таких, каких не раз показывали в кино.

Они будут обладать искусственным телом и искусственным разумом, и это при том, что мы сами, до конца не понимаем природу сознания. Это, если вдуматься, страшно. С точки зрения филолога - это шаг к появлению античеловечества. Мне бы хотелось, чтобы молодые люди задумались в том числе и об этом.

- Очень любопытно. Не терпится узнать, кто еще вошел в ваш список.

- За Чалмерсом в моем своеобразном рейтинге следует Эрвин Шрёдингер, известный многим благодаря своему коту. Вернее проведенному мысленному эксперименту, которым он хотел показать неполноту квантовой механики при переходе от субатомных систем к системам макроскопическим.

(Эксперимент, если говорить очень коротко и просто, таков. В ящик мысленно помещается кот, механизм, содержащий радиоактивное атомное ядро и ёмкость с ядовитым газом. Допускается, что вероятность распада ядра за один час составляет 50%. Если ядро распадается, открывается ёмкость с газом, и кот погибает. Если распада ядра не происходит — кот остается жив. Но дело в том, что пока мы не откроем ящик и не посмотрим на кота, он как бы жив и мертв одновременно. - прим. ред.).

С точки зрения философии, с точки зрения психологии и вообще гуманитарного знания - это очень серьезный вызов. Реальность - это ведь совсем не то, что мы воспринимаемая с помощью зрения и вообще - с помощью органов чувств. Шредингер пишет, что физическая реальность - это реальность незримых частиц, это реальность микромира. Она открывается с помощью магии математики. Она пластична, и её можно измерить, но в измерении должен участвовать наблюдатель. Это важно понимать всем - и тем, кто изучает физику, и тем, кто изучает историю, любую науку. Оглядываясь вокруг, полезно задаваться вопросом: «То, что я вижу вокруг, это реальность или это «кот Шрёдингера?»

Я посоветовал студентам позднюю работу Шредингера «Мой взгляд на мир», в которой он развивает свои идеи и которая во многом перекликается с книгой Чалмерса.

4.jpg


На третье место я поставил Дэвида Линдорфа, написавшего книгу «Юнг и Паули», в которой описывается дружба создателя аналитический психологии Карла Густава Юнга и выдающегося физика, нобелевского лауреата, внесшего большой вклад в разработку квантовой теории, которая является основой современного научного знания — Вольфганга Паули. Проблемы, которые были поставлены в первых двух книгах, будучи совершенно неразработанными современной наукой, нашли отражение и у Юнга, и у Паули. Оба они, двигаясь так сказать с разных сторон, пришли к выводу, что реальность (в ньютоновском понимании этого слова) часто формируется нашим бессознательным. Поэтому, если в «бессознании» безобразие, то безобразие будет и в самой реальности.

Devid_Lindorf__Yung_i_Pauli._Vstrecha_velikih_umov.jpeg


…На четвертое место я поставил «Критику практического разума» Иммануила Канта.

1011887685.jpg


- Только на четвертое? Почему не на первое?

- Потому что свой рейтинг я построил в логике движения. От постановки проблемы сознания к квантовой физике, которая связана с бессознательным. От бессознательного переходим к вопросами времени и бесконечностям. Ну а дальше - к Канту, который в «Критике практически разума» говорит о связи каждого человека через моральный закон и через звездное время над головой с бесконечностью.

Я заставляю первокурсников записывать нравственный закон Канта. И на экзаменах его спрашиваю - всех, не зависимо от специализации студентов.Потому что это хорошая точка нравственного отчета. Этот закон в силу гениальной нейтральности Канта касается всех. Чем бы ты ни занимался, каких бы взглядов ни придерживался, этот закон может быть тобой применим. Мне кажется, каждый человек, вставая утром и рассматривая свое отражение в зеркале, должен говорить себе: «Поступай так, чтобы максима твоей воли каждое мгновение могла бы стать принципом всеобщего закона».

Вы можете попробовать Канта и потом отказаться от него. Но это, еще раз повторю, честная, нейтральная точка отсчета.
…На пятом месте у меня «Вера глазами физика» Джона Полкинхорна, а на шестом - «Дневник писателя» Федора Достоевский, в котором он помимо всего прочего поднимает проблему правды и лжи.

thumb_4037_work_middle.jpeg
11887095.cover_330.jpg

Седьмое место занимает российский философ Иван Ильин с двумя работами - «Россия есть живой организм» и «О русской идее».
В ней для меня содержатся, если так можно выразиться, сокращенные рецепты для спасения мира.

- Владимир Хамитович, вы рекомендовали семь книг. Из них только одна принадлежит представителю русской классической литературы. Да и то это не художественная, а скорее публицистическая вещь. Между тем, бытует мнение, что молодым людям следует искать ответы на важные жизненные вопросы у Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова, Пушкина, Лермонтова, Некрасова и так далее. Вы с этим не согласны?

- В литературе нет ответа на вопрос «Как жить?» Вы можете там найти лишь сгущенные образы предельных типологических субъектов, которые в данный момент истории сошлись в пространстве и времени художественного воображения гениальных творцов.

Например, Пьер Безухов и Андрей Болконский. По сути, это антропологические проекты русской маскулинной субъектности во время Наполеоновских войн.

- В таком случае, надо ли это всё читать?

- Читают люди для того, чтобы c помощью художественного литературного слова попытаться понять, кто они есть в данный момент вне параметров самосознания. Разумеется, читать художественную литературу надо. Но читать надо критично. Вот взять, например, того же Чехова. Важно, чтобы читая «Вишневый сад», вы думали не об уничтожении этого сада, а о том, как этот сад посадить заново.

ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку