Гость БФУ им. И. Канта - директор ВЦИОМ Валерий Федоров рассказал, чем удивляет Россия

2 октября 2018 года состоялось очередное заседание Дискуссионного клуба БФУ им. И. Канта и аналитического портала RuBaltic.Ru. На сей раз гостем университета стал директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров.

В начале своего выступления Валерий Валерьевич представил написанную на основе данных ВЦИОМ книгу "Россия удивляет".

"Этот проект родился пять лет назад, после того, как мой коллега - руководитель фонда «Общественное мнение» Александр Ослон - сходил на какое-то ток-шоу, в котором его оппонент сыпал цифирью, доказывая, что Россия - это страна нищая, убогая и отсталая, - рассказал Федоров. - Вернувшись домой, Ослон попытался найти развенчивающую эти мифы информацию, но потерпел неудачу. Такой информации просто не было. И тогда он выдвинул идею создать портал, который бы показывал, что с нашей страной происходит на самом деле. "Давайте соберем данные - и социологические, и статистические - которые характеризовали бы нас с хорошей стороны", - предложил он коллегам. Мне эта идея понравилась, мы нашли спонсора, и сделали книжку и портал. Книга выдержала несколько изданий. Сегодня мы остановились на достаточно легком формате, который подразумевает совсем немного текста, но зато предусматривает много разного рода инфографики".

6R1A0470.jpg


 Когда приходит счастье?

Несколько диаграмм и графиков, которые Валерий Валерьевич назвал «веселыми картинками», были продемонстрированы пришедшей на встречу с известным социологам публике.

Первая иллюстрация была посвящена счастью. "На самом деле мы не объясняем людям, что такое счастье. Мы просто спрашиваем - вы скорее счастливы или нет? - пояснил Валерий Валерьевич. - И каждый понимает счастье по-своему. У кого-то жемчуг мелкий, а у кого-то чай жидкий. Но как бы то ни было, самый низкий уровень счастья мы зафиксировали в 1992 году. Тогда 42% опрошенных сказали нам, что скорее счастливы, а 36% - что скорее несчастливы. Помним, что было в 92-ом? Развалился СССР, были отпущены цены, инфляция галопировала, многие лишились своих сбережений, начались достаточно кровавые межнациональные конфликты. Но даже в такой ситуации несчастливых оказалось меньше, чем счастливых. То есть, нашим людям стыдно признавать, что они несчастливы, они скорее склонны говорить, что кругом все плохо, страна в ужасном состоянии, что мир катится в тар-та-ра-ры, а у нас лично всё как-то более-менее. А дальше, по мере стабилизации, по мере того, как всё становилось более понятным и стабильным, мы зафиксировали тенденцию роста числа людей, называющих себя счастливыми. И даже в 1998-м году, когда произошел дефолт, когда мы все мгновенно обеднели в несколько раз, несчастливыми себя назвали 25% опрошенных, а счастливыми - 60%. Еще один кризисный год - 2008-й. 77% процентов респондентов называют себя счастливыми, и только 15 - несчастливыми. Данные опроса за следующий год хорошо иллюстрируют влияние материального благополучия на наше самочувствие. 2009 год - это год, когда мы от восьмипроцентного экономического роста перешли к восьмипроцентному падению ВВП. Вот такие были качели, американские горки. Сократилось ли количество счастливых людей? Конечно! Намного? Нет. Тех, кто называл себя счастливыми, стало меньше всего на 6%. Этот показатель снизился с 77 до 71 процента. Вот она реальная цена экономического кризиса, причем довольно глубокого! Давайте посмотрим данные еще одного кризиса - 2015-16 годов. В 2015-ом счастливыми себя считали 78%, в 2016 - ом 83%. Несчастливыми соответственно 15 и 6%. Так что это как в том анекдоте - кризис это, конечно, ужас, но не ужас-ужас-ужас".

6R1A0464.jpg


Привычка прибедняться

Следующий график показывал насколько россиян устраивает их жизнь.

"Пик здесь произошел во втором-четвертом кварталах 2014 года, - отметил Федоров. - С чем у нас это время было связано? Крым! Хотя в четвертом квартале уже началась девальвация рубля, и мы буквально за месяц на 40% стали беднее. Уже в сентябре началось падение мировых цен на нефть, в июле - началась санкции. В момент, когда экономика погружалась в пучину, социальное самочувствие, наоборот, скакнуло вертикально. Почему? Потому что мы стали жить лучше или потому что мы осознали себя гражданами великой державы, которая может отстаивать свои взгляды, интересы и ценности, несмотря ни на что? Мне кажется, что эти показатели очень рельефно и отчетливо демонстрируют роль идеального момента в нашем мироощущении. Но увы и ах, дальше начался кризис, и мы видим, что замеры с середины весны 2015 года уже показывают падение показателей социального самочувствия. Мы видим, что чем дольше и глубже кризис, тем ниже удовлетворенность людей той жизнью, которую они ведут. Низшей точкой здесь стал второй квартал 2016 года. На этом дне мы провалялись больше года - до августа 2017-го, после чего был зафиксирован рост показателей удовлетворенности жизнью, который достиг максимума в мае 2018 г. А затем всё пошло в обратную сторону. В июне было много веселых и интересных событий, но на показатели удовлетворенностью жизнью самую большое влияние оказало сообщение о грядущем повышении пенсионного возраста. Это развернуло в противоположном направлении тренд, который наблюдался с августа 2017 года. До этого мы становились более уверенным, чувствовали себя лучше, в марте мы в большинстве своем оказали на выборах доверие действующему президенту".

В целом, говоря о том, как россияне оценивают свое материальное положение, Валерий Федоров отметил, что респонденты в большинстве своем склонны занижать уровень достатка.

"На самом деле люди опасаются говорить, что у них все хорошо, чтобы не сглазили, чтобы не раскулачили, чтобы не пустили «красного петуха», - считает социолог. - Если задать прямой вопрос сколько вы зарабатываете, то знаете какой будет средний доход по стране ? Он будет в три раз меньше, чем дает статистика".

Федоров также отметил, что реальный рост доходов далеко не всегда влечет за собой увеличение количества удовлетворенных своим материальным положением людей.

"Сегодня каждый пятый россиянин оценивает материальное положение своей семьи как плохое. Но это меньше, чем, скажем, в успешном для российском экономики 2005 году. Тогда таких людей было 33%. Похожая картина наблюдалась и 2006-м, 2007-м годах. Напомним, что 2007-м рост ВВП составлял примерно 8,5%, а сейчас у он составляет от 1,5% до 1,8%. Тем не менее, мы видим, что бедных или ощущающих себя бедными сегодня существенно меньше, чем тогда. И это говорит о том, что сейчас нет никакой катастрофы и развала, а есть просто трудности. Конечно, всем хочется, чтобы они закончились как можно скорее, все устали ждать, все хотят почувствовать экономический рост, в том числе в своем кошельке, но пока не получается. При этом разрыв между ожиданиями и реалиями достаточно большой, и достаточно опасный. Это, безусловно, вызов для власти. Посмотрим, как она на него ответит", - заключил директор ВЦИОМа.


6R1A0458.jpg


Обещать - не значит проголосовать

Вопросов было много. Некоторые из них касались, скажем так, качества предсказаний социологов. В частности, гости встречи обратили внимание на тот факт, что предполагаемая явка на выборы 9 сентября оказалась меньше реальной и поинтересовались, почему так произошло.

Федоров ответил, что подобного рода ситуация является нормой и не только в России:

"Везде, где власть формируется с помощью выборов, людей, которые во время опросов заявляют, что обязательно примут в них участие, гораздо больше, чем тех, кто на самом деле принимает. Причем, это никак не зависит от экономической ситуации в стране. Просто нам всем дана установка, что на выборы ходить нужно, что это наш гражданский долг. Но потом, когда приходит день голосования, у нас находится масса причин, чтобы этот свой долг не исполнять".

"При этом важно понимать, что, отвечая на вопрос социолога, люди не врут. Они, может, искренне хотят пойти проголосовать. А потом обстоятельства меняются. Социологи это давно поняли, поэтому при составления прогнозов явки используют специальные коэффициенты", - добавил гость дискуссионного клуба.

6R1A0454.jpg


Большие данные знают всё

Интерес вызвали методы работы социологов и то, как технических прогресс отражается на исследованиях. Специалист по большим данным Сет Стивенс-Давидовиц в своей книге «Все лгут» большие надежды возложил на Big Data и интернет-поисковики, которые могут рассказать о нас больше, чем мы сами можем себе представить. Разделяет ли руководитель ВЦИОМ такую точку зрения?

"Про высокие технологии говорят уже лет десять, но толком никто ничего не использует, - считает директор ВЦИОМ. - Большие данные - это большая помойная куча, которая каждый день становится всё больше. И в этой куче надо найти крупицы драгоценных металлов. Их как бы все ищут и, прежде всего, те, кто эти данные генерирует. Это сотовые операторы, поисковики - Google, Яндекс, социальные сети. Словом, все, кто мечтает это дело монетизировать. Пока получается плохо, но перспективы есть. И вот здесь на помощь приходит нейросети. Они самообучаемые, они перебирают сотни тысяч вариантов, отбрасывают неэффективные. В принципе, скоро социологам почти не придется у кого-то что-то спрашивать, многое можно будет узнавать о людях по их цифровым следам. В том числе и по их запросам в поисковиках".

 Но общаться с людьми вживую социологам, по мнению Федорова, все же придется, потому что есть такой тип информации, который трудно получить косвенно, через анализ больших данных. Это, например, мнение человека, какие-то предсказания.

ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку