Знаменитый российский эндокринолог, академик РАН Галина Мельниченко: «Раньше человек жил от мамонта до мамонта, а сейчас - от гамбургера до чизбургера»

Как уже сообщалось, медицинский институт БФУ им. И. Канта посетила директор Института клинической эндокринологии, Академик РАН, вице-президент Российской ассоциации эндокринологов, профессор Галина Мельниченко. В рамках визита между нашим университетом и Национальным медицинским исследовательским центром эндокринологии Минздрава РФ был подписан договор о сотрудничестве. В интервью kantiana.ru известный ученый-эндокринолог рассказала о том, чем хороший врач лучше любого самого современного компьютера, насколько важно для медика уметь общаться с пациентом и почему России необходим закон о йодной профилактике.

- Галина Афанасьевна, как будет строиться сотрудничество между БФУ им. И. Канта и «Национальным медицинским исследовательским центром эндокринологии Минздрава РФ»?

- «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» - это один из 5 центров, которые наделены Минздравом РФ особым статусом. Наша работа с регионами проводится по многим направлениям. Одно из них - образование. Нужно сказать, что современная российская эндокринология - это высокопрофессиональная область с очень большим потенциалом. Своими успехами она обязана академику Ивану Ивановичу Дедову, который является президентом нашего центра. Он, собственно, и сделал всё то, что мы сейчас имеем. Когда мы говорим "образование врача", то всегда возникает вопрос - какая модель лучше? Специальный медицинский вуз или университетское образование? Что позволяет выпускнику быстрее вписаться в реальную жизнь? Дело в том, что медицинское образование - уникально, оно пожизненное. Ты не можешь сказать: «Все кончилось, я научился это делать!» Каждый день приносит невероятное количество информации и в этом море информации необходимо научиться ориентироваться. Иногда получается так, что узкоспециализированный выпускник хуже ориентируется в профессии, быстрее “окукливается”, ему кажется, что он самодостаточен. И поэтому проблема непрерывного медицинского образования очень важна. И в этом плане сотрудничество с медицинским институтом БФУ им. И. Канта представляется мне весьма перспективным. Мне очень приятно находиться в стенах вашего университета, это ко многому обязывает. Благодарю руководство университета и руководителей Медицинского института за теплый и радушный прием. Важно отметить, что наш НМИЦ Эндокринологии невероятно многогранен. При его создании были предусмотрено все проблемы эндокринной системы, которые могут случиться.

Сегодня принято считать, что смерть от инфаркта или от инсульта больного диабетом - это смерть от диабета. Если бы мы могли лучше «вести» диабет, смертей от инфарктов и инсультов было бы меньше. В нашем центре есть отделение интервенционной кардиологии, есть отделение вспомогательных и репродуктивных технологий. У нас можно получить помощь при онкоэндокринологии, в частности, при опухолях гипофиза, раках щитовидной и паращитовидных желез, надпочечников, а так же при диабетической ретинопатии, то есть при диабетическом поражении глаз, при диабетической стопе. В общем, спектр медицинских услуг, которые мы можем оказать, очень широк.

Ну и опыт у наших специалистов накоплен большой. И мы готовы им делиться - в том числе и со студентами Мединститута БФУ им. И. Канта. Формы контактов могут быть самыми разными. Можно использовать Скайп, видео-лекции (в том числе и из операционных), селектор. Но самым эффективным способом передачи знаний являются, конечно, живые контакты. Можно очень хорошо рассказать о том, как лечить ту же диабетическую стопу, но все же лучше увидеть это воочию. Поэтому важно наладить такой контакт. Нужно чтобы ваши студенты, ваши врачи приезжали к нам и учились на конкретных примерах. И должна отметить, что руководство БФУ им. И. Канта прекрасно понимает важность подобного рода коммуникаций.

6R1A9396.jpg


- Как вы полагаете, в чем сейчас основная проблема медицины? В частности, отечественной.

- Современные медицинские технологии - великая вещь. Они не могут сделать людей бессмертными, но они способны максимально продлить их жизнь и улучшить её качество. Играл же Пеле с сахарным диабетом первого типа?

У другого великого футболиста - Лионеля Месси - была гипофизарная недостаточностью, и только благодаря современной терапии он не стал карликом.

То есть, возможности современной медициной велики. Но, к сожалению, существует колоссальный разрыв между тем, что она в принципе может и тем, как её оценивают конкретные пациенты, которым приходится сидеть в очередях. Разумеется, это не вина врачей, здесь имеют место чисто организационные проблемы.

Но с другой стороны, врач, несмотря ни на что, должен уметь общаться с пациентом. Смотреть ему в глаза, вникать в его проблемы, проявлять эмпатию. Это очень важно. Персонифицированная медицина заключается не только в изучении набора генов. Персонифицированная медицина - это умение наладить контакт с человеком. В известном смысле врач должен быть еще и мыслителем, философом. И им легче стать здесь, в Калининграде, где есть БФУ им. И. Канта, в структуру которого входит Медицинский институт. Разумеется, высокие технологии важны, но я не думаю, что компьютер сможет заменить хорошего, грамотного врача.

Еще в 80-е годы прошлого века я совместно с Институтом передачи информации работала над созданием первых врачебных электронных программ. Для математиков все было более-менее ясно: «да» или «нет». А я с ними спорила, говорила, что иногда трудно относительно какой-то болезни дать однозначный ответ. Она может протекать совершенно по-разному. В конце концов, мы создали программу. Но она ошибалась в том, в чем никогда не смог бы ошибиться врач.

- Как сохранить свою эндокринную систему здоровой? Могли бы вы дать какие-то общие рекомендации на этот счет?

- Эндокринная система - это не только щитовидная железа, как многие думают. Жировая ткань - самый большой эндокринный орган. Огромное количество гормонов выделяют кости, о которых мы долгое время думали, что они выполняют чисто «архитектурную функцию».

Что же касается рекомендаций, то они очень простые. Я не открою Америки, если скажу, что заболеть диабетом второго типа очень рискуют те, кто в молодости неумеренно выпивал, кто кое-как питался, не уделял внимания физическим нагрузкам.
Мы созданы для ведения активного образа жизни. Раньше человек жил с копьем в руках - от мамонта до мамонта, а сегодня он ездит на машине - от гамбургера до чизбургера. Надо больше двигаться, обращать внимание на свой рацион. Но перегибать палку тоже не надо. Не стоит доводить себя диетами до истощения, как это делают некоторые модели.

Ну и, конечно, нужно готовить пищу на йодированной соли. У нас в стране каждый человек решает сам, какую соль покупать - йодированную или обыкновенную. Но во многих странах, в том числе у наших соседей - в Польше и в Белоруссии - приняты специальные законы, которые обязывают производителей добавлять в соль йод.

6R1A9382.jpg


- Почему подобный закон не принят у нас?

- Трудно сказать. Можно предположить, что принятие такого закона блокируют производители разного рода БАДов. Им выгодно, чтобы люди покупали их продукцию, а не пользовались дешевой солью. При этом о йодированной соли распространяются разного рода слухи и небылицы. Например, существует очень распространение заблуждение, что, употребляя йодированную соль, можно заработать передозировку.
Послушайте, мы получаем гораздо больше йода, делая йодную сетку или просто, помазав йодом ранку.

Помните, в фильме «Семнадцать мгновений весны» два сыщика ищут радистку Кэт и попутно делятся друг с другом способами улучшения памяти. Один делал это с помощью коньяка, а второй - принимая йод. Кстати, радистку они так и не нашли. И это неудивительно - у первого было алкогольное поражение мозга, а у второго была сильная передозировка йодом. Он получал миллиграммы йода, а потребности человека - микрограммовая. Микрограмм в тысячу раз меньше миллиграмма. Потребность человека в йоде составляет 100-150 микрограммов в сутки. Беременной женщине нужно 250. Потребляя йодированную соль, невозможно получить передозировку. Соль используют все. Она необходима каждый день, и с ней мы получаем необходимый организму йод. Соль - это немой носитель йода.
Примечательно, что когда мы, врачи, поднимаем вопрос о том, чтобы обязать производителей соли йодировать её. Минюст отвечает, что в этом случае у потребителя не будет выбора.

Это довольно забавный аргумент. Получается, что когда нам с помощью водопровода доставляют домой обеззараженную, а не грязную воду, нас тоже лишают выбора. Словом, закон о йодной профилактике давно назрел, и я думаю, что здравый смысл в этом вопросе когда-нибудь победит и очень важное решение будет принято.

ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку