Зав. кафедрой МГИМО МИД России Оксана Гаман-Голутвина: «Международная правовая система эффективна, когда отношения складываются между равнозначными по мощи игроками»

Недавно в БФУ им. И. Канта прошла конференция «СЭВ: опыт формирования мирового экономического сообщества», которая была посвящена 70-летию образования этого интеграционного объединения. В мероприятии приняли участие многие видные историки и политологи. Среди них - зав.кафедрой МГИМО МИД России, президент РАПН, председатель ФУМО «Политические науки и регионоведение», член Общественной палаты РФ, зампредседателя Общественного совета при Минобрнауки РФ, председатель Экспертного совета РФФИ, доктор политических наук, профессор Оксана Гаман-Голутвина. В небольшом интервью kantiana.ru она рассказала о том, при каком условии могут нормализоваться отношения между Россией и Евросоюзом, почему тормозится диверсификация экономики нашей страны и каково будущее объединенной Европы.

- Оксана Викторовна, Калининградская область окружена Евросоюзом, поэтому мы здесь очень надеемся на улучшение отношений между Россией и ЕС. Насколько эти надежды оправданы? Может ли произойти потепление в ближайшее время?

- Я полагаю, что здесь адекватной модальностью является модальность не ожидания, а деятельности - если просто пассивно ожидать, то оптимистический сценарий вряд ли реализуется. Я за то, чтобы предпринимать деятельные, активные, концептуально выстроенные усилия. Но с пониманием того, что даже несмотря на такой деятельный, активный характер, эти усилия могут и не принести ожидаемых результатов в самое ближайшее время. В отдалённой перспективе, может, и принесут. Но, тем не менее, я убеждена, что вопрос не безнадёжен, как минимум, по одной причине: сегмент совпадения интересов России и Европейского Союза существует и он не столь узок, как может показаться на первый взгляд. Даже для непрофессионала очевидно, что в рамках одного евразийского континента не может быть взаимного интереса к взаимной конфликтности. Конфликт не отвечает интересам ни РФ, ни ЕС. Но также очевидно и то, что в условиях глобальной конкуренции интересы крупных и внерегиональных игроков состоят в том, чтобы одновременно ослаблять и РФ, и ЕС. Поэтому, условно говоря, возможны два сценария - конфронтационный и сценарий сотрудничества. То, какой из них возобладает, зависит от совокупности целого ряда факторов. Но, прежде всего, от качества политики Европейского Союза и РФ.

Конечно, удобнее критиковать соседей. Мы можем сказать, что ЕС сегодня - это союз стран, лидеры которых не обладают политической волей для адекватного эффективного продвижения собственных интересов как на уровне отдельных стран, так и на уровне Европейского союза в целом, поскольку время от времени ЕС с усердием достойным, безусловно, другого применения осуществляет выстрелы себе же в ногу. Это, к сожалению, так. Но этим спектр причин не ограничивается. И мне кажется, что нам есть за что и себя покритиковать. На это мне могут возразить, что мы постоянно призываем европейцев к сотрудничеству. Это, действительно, так. Но слова словами. Существенно более важными являются реальные шаги.

- В чем эти шаги должны заключаться?

- Проблема нынешнего кризиса международного права в системе международных отношений, включая отношения с ЕС, состоит в том, что со слабым не находят необходимым поддерживать договоренности. Международная правовая система эффективна тогда, когда отношения складываются между равнозначными по мощи игроками. С моей точки зрения, наиболее эффективный путь укрепления отношений с Европейским союзом – это укрепление собственной экономики. Уже давно признано, что построенная на нефти экономика - это экономика зависимости: от конъюнктуры нефтяных цен, от отношений со странами-транзитерами с потребителями и так далее. Я вовсе не призываю отказаться от энергетических проектов. И сегодня в среднесрочном будущем нефть останется основой энергетической безопасности. Это очевидно. Но уже более 20 лет раздаются призывы к диверсификации экономики. А воз и ныне там.

- Почему?

- Это вопрос, скорее, к экономистам и управленцам. Мне кажется, проблема заключается в том числе и в том, что представители сырьевого лобби активнее продвигают свои интересы, чем те, кто заинтересован в продвижении неких производственных проектов. Но я бы тему неоптимального сочетания интересов трактовала бы более широко - как внутри государств, так и в глобальном аспекте. Позиции сил, заинтересованных в сохранении статус-кво, артикулированы лучше, чем тех, кто заинтересован в смене парадигмы.

6R1A1505.jpg



- Вернёмся, с вашего позволения, к Евросоюзу. Что у него общего с СЭВ, о котором шла речь на конференции? Что ждёт ЕС в ближайшей перспективе?

- Следует отметить, что эти объединения были вызваны к жизни целым спектром причин. И не последнее место среди них занимали соображения безопасности. Причем, понятие безопасности трактовалось достаточно широко - имелась в виду не только собственно военно-политическая безопасность, но и безопасность экономическая, которая включала в себя энергетический, продовольственный, фармацевтический и другие аспекты. То есть, речь шла о повышении шансов в условиях глобальной конкуренции и ответе на вызовы со стороны внерегиональных игроков.

Также ставилась задача минимизировать издержки внутрирегиональной конкуренции. В оценке ЕС, думаю, стоит воздержаться однозначно позитивных и однозначно негативных ответов. Я не принадлежу к тем, кто прогнозирует распад Европейского союза. Кризисы наподобие Брексита - это серьёзный вызов. Но мы видим, что и национальные государства сталкиваются с вызовами. Например, с вызовом сепаратизма. Вспомним Каталонию в Испании или Шотландию в той же Великобритании.

Речь идёт об определённом балансе издержек и приобретений, удач и поражений, что характерно для любого более-менее крупного образования. Также как и для государства. Когда-то оно успешно, а когда-то сталкивается с полосой серьёзных трудностей. Но у меня нет ощущения, что ЕС в какой-то обозримой перспективе прекратит своё существование.

- Каковы ваши планы сотрудничества с БФУ им. И. Канта?

- Плодотворное сотрудничество с вашим университетом продолжается на протяжении многих лет и имеет различные формы. Во-первых, это проведение совместных конференций. И нынешняя - одна в этой череде. Второе направление - подготовка совместных изданий. В своё время мы издали замечательную работу «Политические элиты в старых и новых демократиях» и до сих пор она используется в научном обороте и образовательном процессе.

Кроме того, сейчас открывается новая возможность - участие в совместных грантовых проектах. И здесь я упомяну новый гранатовый конкурс по социально-политической тематике.

Важно отметить, что ректор БФУ им. И. Канта Андрей Павлович Клемешев участвует в большом количестве федеральных проектов. Для нас честь и удовольствие, что он является первым вице-президентом Российской Ассоциации политической науки и в этом качестве оказывает существенную помощь организации.



ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку