День российской науки в БФУ им. И. Канта: научно-популярные лекции и интерактивы

12 Февраля 2019
9 февраля в рамках празднования Дня российской науки на НТП «Фабрика» БФУ им. И. Канта прошли научно-популярные лекции.

Лекции провели канд. филол. наук, доцент института гуманитарных наук Алексей Черняков и доктор физико-математических наук, директор института физико-математических наук и информационных технологий Артем Юров. Kantiana.ru приводит тезисы лекций для тех, кто по каким-либо причинам не смог посетить мероприятие лично, но очень хотел.

6R1A2770.jpg


Загадка черных дыр: Разбор полетов фильма „ИНТЕРСТЕЛЛАР“

Артем Юров:

Современная теоретическая физика достигла просто невообразимых высот, как по масштабности изучаемых явлений, так и по уровню абстрактности. Главное развитие сейчас идет в удивительной области, находящейся на стыке физики — о самом большом (космологии), и физики — о самом малом (элементарные частицы).

Основная задача — Грааль современной теоретической физики — построить теорию квантовой гравитации. Это неимоверно трудно сделать: теоретики занимающиеся этим вопросом, говорят на своем математическом языке, непонятном не только широкой публике, но и своим братьям-сестрам физикам, работающим в других областях теоретической физики.

Как же популярно рассказать об этой захватывающей теме людям, далеким от науки? Ответ такой: давайте обсудим фильм „Интерстеллар“. Этот фильм отличается тем, что все в нем происходящее основано именно на наиболее популярных идеях классической и квантовой теории гравитации. Достаточно знать, что научный консультант фильма — легендарный Ким Торн, нобелевский лауреат, человек стоящий у истоков открытия гравитационных волн и ведущий специалист в области черных дыр и кротовых нор.

В своей лекции я рассказал о том, что такое современная теория суперструн (главный кандидат на роль квантовой гравитации), так чтобы стало понятно, какая диковинная физика стоит за показанными на экране чудесами, особенно в конце фильма.


6R1A3183_2.jpg


„Услышимся“: как технологии меняют язык

Алексей Черняков:

Слово «услышимся», возникшее, предположительно, в речи российских диджеев в середине 2000-х годов, представляет собой частный, но очень любопытный пример того, как новые технологии влияют на язык. Оно не зафиксировано в словарях, более того, у него даже нет других грамматических форм, кроме одной — «услышимся», и это однозначно говорит о том, что стать полноценной единицей языковой системы ему вряд ли суждено. Однако оно фиксирует интереснейшую коммуникативную ситуацию: в качестве прощания мы можем произнести его только в случае технологически опосредованного общения (например, по радио или в телефонном разговоре), тогда как «увидимся», на которое это слово явно намекает своей формой, такими ограничениями не обладает: мы без проблем можем попрощаться им с нашим реальным собеседником, заканчивая диалог face-to-face.

Таким образом, сама технологическая среда создала особые условия для того, чтобы наш языковой опыт породил новое слово, которое, в свою очередь, неотделимо и от самой этой среды, и от тех специфических условий, которые она создает для коммуникации.

Когда язык начал испытывать на себе влияние технологий? Очень хочется считать, что это влияние довольно молодо: может быть, одно-два последних десятилетия, время стремительного развития новых коммуникационных технологий и сред. Между тем такому влиянию значительно больше ста лет: его первой точкой можно назвать момент изобретения телефона, когда впервые пошатнулась довольно очевидная до сих пор оппозиция «устная речь vs. письменная речь». Телефонный разговор, сохраняя аудиальный канал коммуникационного контакта (то есть по сути оставаясь устной речью), преодолел такое важное свойство устного общения, как необходимость пространственного контакта собеседников, он вынес за рамки богатейший набор паравербальных средств, которые «аранжируют» устную речь: мимику, жесты, взгляд и т.п.

6R1A3166_2.jpg



Изобретение мобильного телефона окончательно «открепило» устную речь от физического контакта собеседников, взамен создав ряд новейших правил телефонного этикета: начать разговор с вопроса, удобно ли собеседнику ответить, отдать предпочтение написанию sms перед голосовым звонком и т.п.

Наконец, внедрение технологии sms и развитие мессенджеров привело к тому, что современные лингвисты сходятся во мнении: сегодняшний язык предоставляет говорящему уже не две (устную и письменную), а три формы коммуникации, причем последняя, будучи прямым порождением эволюции коммуникационных технологий, максимально подстраивается под наше желание написать так, чтобы услышали наш голос — или, напротив, сказать что-то так, как если бы это было отправленное собеседнику письмо (речь, конечно, о технологии голосовых сообщений).

Важнейшую роль в развитии этой «новой коммуникабельности» играет стремительно расширяющийся ассортимент дополнительных визуальных средств — смайликов, эмотиконов, эмодзи, стикеров и т.п., — коммуникативные функции которых, кстати, далеко не исчерпываются только стремлением «передать эмоции на письме». Смайлики и пунктуационные знаки меняются местами: сообщение, законченное не смайликом, а точкой, воспринимается нашим собеседником как знак антипатии, строгости, обиды или нежелания продолжать коммуникацию — и благодаря этому точка приобретает дополнительные семантические функции, невозможные для нее в обычной письменной речи.

Вся эта круговерть технологического мира, подкидывающего нам всё новые и новые возможности коммуникации, буквально заставляет видеть, как доминирующие в современном социуме принципы консьюмеризма становятся основой для межличностного общения; мы живем в профиците коммуникационных средств, что особенно остро ставит нас перед выбором осмысленной, отрефлексированной коммуникативной позиции: как я общаюсь и как хочу, чтобы общались со мной?..


6R1A3257.jpg



 Отметим, что в субботу в Институте живых систем также прошел научный интерактив «Открытая лаборатория». Его провел биолог, старший преподаватель Института живых систем БФУ им. И. Канта Павел Федураев. В мероприятии мог принять участие любой желающий. Как отмечают организаторы, формат «Открытой лаборатории» схож с «Тотальным диктантом»: участникам задавались вопросы по темам естественно-научного профиля.

Павел Федураев:

«Я считаю, что проводить подобные мероприятия нужно как можно чаще. Сегодня можно наблюдать определенный ренессанс интереса к науке. Я не побоюсь сказать, что наука снова становится модной в глазах широкой общественности. Все больше появляется научно-популярных площадок, форумов, набирают популярность интернет-ресурсы, рассказывающие о науке доступным языком. „Открытая лаборатория“ определяется как всероссийская просветительская акция, что очень точно соотносится с прописной истиной: „ученье свет, а неученье тьма“».

6R1A3273.jpg


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку