Цифровой поворот в гуманитарном знании

6 Ноября 2015

Современное гуманитарное знание переживает цифровой поворот, утверждают эксперты. Произошедшие в последние десятилетия технологические вызовы трансформируют современное информационное общество. Новые подходы и методы гуманитарного познания мира кардинальным образом расширяют и даже меняют сферу компетенций специалиста. О том, как направление Digital Humanities развивается в России, мы беседуем с доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой исторической информатики МГУ имени М.В. Ломоносова, руководителем Центра экономической истории Леонидом Иосифовичем Бородкиным.

Леонид Иосифович, расскажите насколько важно применять математические методы в современных исторических исследованиях?

Мы занимаемся этой тематикой уже более сорока лет. Но она особенно актуальной стала, пожалуй, в течение последних десяти лет. Почему? Потому что мы вступили в цифровую эпоху. Это означает, что все больше и больше материалов, которые изучают историки, доходят до нас в цифровом виде, в оцифровке. И это меняет ремесло историка, меняет профессию, потому, что, если раньше практически все материалы, нужные для историка, можно было найти путем непростого поиска в архиве, в каких-то публикациях, зачастую очень редких, то теперь ситуация изменилась, всё больше исторических источников становятся доступными в Интернете.

В этих условиях принципиально меняется специфика исторического исследования. Много времени и средств уходит на то, чтобы оцифровывать и выставлять в открытый доступ источники, важные для историков. И чем больше таких материалов появляется, тем больше спрос на компьютерные программы, компьютерные инструменты, с которыми можно изучать цифровые данные. Следовательно, возникает потребность и в разработке новых методов и соответствующих компьютерных программ, способных этот оцифрованный материал анализировать.

Все эти новые процессы повышают возможности для историков проводить более объективные, обоснованные исследования. Ведь у человека ограниченные возможности времени и средств, он не может, скажем, двадцать часов в день проводить в библиотеке или архиве, извлекая нужные источники и материалы. Поэтому часто историк вынужден ограничить свою источниковую базу таким набором источников, до которых он смог добраться. Т.е. он смог бы сделать более обоснованную работу, но возможности для этого ограничены. В последние годы много материалов – старые газеты, дореволюционные журналы, архивные документы, музейные материалы, массовым образом оцифровываются и выкладываются в Интернет. Поэтому актуальной задачей является организация этого процесса массовой оцифровки и оценка профессиональными историками качества оцифрованного материала, который поступает в глобальную сеть.

Насколько это направление развито в России?

- Наша страна в сравнении с другими европейскими странами, я считаю, занимает одну из лидирующих позиций. Например, когда мы проводим конференцию, посвящённую применению компьютерных технологий и математических методов в исторической науке, она может привлечь интерес у ста или двухсот участников. Такого масштаба конференций зарубежных историков я не знаю. У нас выходит специализированный журнал – «Историческая информатика», а также регулярный информационный бюллетень «История и компьютер», у нас действует профессиональная ассоциация «История и компьютер», которая вот уже двадцать пять лет активно продвигает это направление. Регулярно выходят сборники статей, монографии. В Европе нет ни одной национальной ассоциации или сообщества, которое имело бы такую результативность. Еще бы добавил следующее: конечно, у нас не так много университетов, где возникли такие центры, где готовят специалистов в этой области. Я знаю около десяти таких университетов, а ведь всего у нас около семидесяти университетов, которые имеют потенциал данную тематику разрабатывать. И БФУ им. И. Канта – один из этих университетов. Мы видели очень интересную презентацию проекта, связанного с оцифровкой и введением в научный оборот всей многолетней подшивки «Калининградской правды» - основного периодического издания в области. Я думаю, что это очень поможет историкам вовлечь больше материалов по советскому периоду, более тонко и точно понимать характер процессов, которые происходили в крае на протяжении десятилетий. Руководство университета и Гуманитарного института, учредив Центр социально-гуманитарной информатики, сделали важный шаг на пути к внедрению новых методов и технологий в исследовательскую практику и образовательный процесс в БФУ.

Одним словом, с каждым годом количество историков, которые принимают решения для себя, что они будут глубже вникать в процессы, которые в мировой науке получили название «Цифровой поворот» (с англ. Digital turn ), будет увеличиваться.

Какие самые интересные проекты Digital Humanities вы можете назвать?

- Проект «Динамика экономического и социального развития России в течение долгого XIX века», разработанный на нашей кафедре МГУ. «Долгого» – это до Первой мировой войны. Это семь тысяч рядов динамики, которые охватывают все аспекты развития империи в социально-экономическом плане. Этот проект дает базу для тех, кто изучает Россию XIX века. Проект включает данные по аграрному, промышленному развитию, по уровню образования, судебной системе, бюджету империи - по всем мыслимым аспектам развития России того периода. Он выставлен в интернете, и многие историки, любители истории, могут работать с этими материалами. Вот адрес этого ресурса на сайте исторического факультета МГУ: http://hist.msu.ru/Dynamics/

Другой проект, который мы ведем на кафедре уже пять лет, - использование технологий 3D-моделирования для реконструкции объектов историко-культурного наследия. Мы создали виртуальную реконструкцию двух московских монастырей, которые были уничтожены в 20-х, 30-х гг. ХХ века. Для этого были выявлены сотни архивных документов, чертежей, планов застройки, описательных источников, на базе которых с помощью 3D программ был воссоздан облик этих объектов. Интернет-презентация этих проектов позволяет совершить виртуальный тур по территории Страстного монастыря, воспользоваться технологией «дополненной реальности» (см. презентации на сайте исторического факультета МГУ: http://www.hist.msu.ru/Departments/Inf/activity.htm).

Стоит упомянуть и работы археологов, работающих в университетах и научных институтах нашей страны. Технологии 3D-моделирования (включая лазерное сканирование и использование беспилотников) позволяют археологам восстановить параметры раскопа, городища, получить 3D модели найденных артефактов и т.д. Появилась возможность визуализировать то, что раньше могли только домысливать.

В Сибирском федеральном университете (г. Красноярск) проводятся исследования по виртуальной реконструкции соборов, церквей, которые стояли в губернском городе Енисейске – «отце сибирских городов», «духовной столице Сибири»; одна из целей проекта - демонстрация туристического потенциала Красноярского края.

Интересные результаты получены историками, изучающими пространственные аспекты исторических процессов с помощью географических информационных систем (ГИС). Могу привести пример Алтайского государственного университета, который активно применяет ГИС.

На Алтае, в МГУ, в Уральском федеральном университете (г. Екатеринбург), в С.-Петербургском университете ведутся интересные проекты по исторической демографии. Оцифровываются записи тысяч метрических (приходских) книг XVIII - XIX вв. Из этих книг можно узнать о человеке, когда он родился/крестился, кто были его родители, когда и на ком женился, когда умер, от какой болезни скончался, в каком возрасте. Эти данные позволяют выявить средний возраст людей, сословную структуру браков, проследить генеалогию, дать социально-демографическую оценку изучаемого региона на достаточно длительных интервалах времени. Без компьютера, базы данных проанализировать такой объем информации просто невозможно.

Можно было бы рассказать и об опыте компьютерного моделирования исторических процессов, анализа оцифрованных исторических текстов, создания тематических историко-ориентированных цифровых ресурсов, но оставим эти интересные темы для следующего раза.

Какое влияние оказали данные методики на историческую науку в целом?

- Информационные технологии позволяют историкам браться за масштабные проекты, которые один исследователь самостоятельно провести не смог бы. А ведь именно в таких проектах, имеющих обычно междисциплинарный характер, удается получить серьезные результаты, способные существенно продвинуть наши знания о прошлом. В таких проектах, помимо историков участвуют специалисты из разных областей знания: историки искусства, архитекторы, краеведы, IT-специалисты, и др. Разумеется, этот тренд не отменяет (а скорее, дополняет) традиционную работу историка в архиве, библиотеке, на раскопе.

И, наконец, немного о новых терминах, возникающих в ходе развития нашего направления. Важный вопрос касается соотношения «аналитической» и «ресурсной» компонент области, которая традиционно называется у нас исторической информатикой, а теперь все больше ассоциируется с Digital History. Можно говорить о векторе, направленном к формированию Digital History как междисциплинарной области, предметом которой является развитие научного знания о структурах исторических данных и метаданных, их информационных характеристиках, методах и технологиях оцифровки исторических источников, их формализации и визуализации, созданию веб-ресурсов и обеспечению онлайн доступа к ним, разработке новых программных средств работы с цифровыми историческими данными и апробации стандартного программного обеспечения при работе с цифровыми источниками. Эти задачи всегда рассматривались как центральные в ходе развития исторической информатики, которая, однако, в нашей стране (и не только в нашей) была генетически связана с квантитативной историей, применением математических методов. Важно не потерять эту связь, стремиться к гармонизации указанных двух компонент исторической информатики.

Возвращаясь к процессу развития полидисциплинарного направления Digital Humanities и Digital History как его части, отметим, что главный вопрос всё же заключается в том, как сделать усилия по применению в исторических исследованиях современных ИКТ и компьютеризованных инструментов, методов более эффективными, как достичь на их основе более значимых результатов в исследовательской и образовательной деятельности историков. Конференция, состоявшаяся в БФУ им. И.Канта способствует продвижению на этом пути.


ВКонтакт Facebook Twitter Mail.Ru

  Возврат к списку