• Вернуться к разделам
  • Контакты
    • Россия
      г. Калининград,
      ул. А.Невского, д.14

    • Телефон
      приемной комиссии

    • abiturient@kantiana.ru

      8-800-234-28-80 (звонок бесплатный)



    Перейти на страницу “Контакты”
    12 Декабря 2019
    Профессор Сергей Одинцов: «В любой момент может произойти кардинальное изменение наших представлений о Вселенной»
    БФУ им. И. Канта посетил один из самых известных российских физиков-теоретиков, доктор физико-математических наук, профессор Сергей Одинцов.

    БФУ им. И. Канта посетил один из самых известных российских физиков-теоретиков, доктор физико-математических наук, профессор Сергей Одинцов. Работающий сегодня в Барселоне ученый является автором более, чем пятисот научных статей в области космологии, квантовой теории поля и квантовой гравитации. В 2011 году он вошел в рейтинг журнала Forbes «10 известнейших ученых русского происхождения». Его работы процитированы более 40000 раз, а его индекс Хирша - 92. В интервью kantiana.ru Сергей Дмитриевич рассказал о том, насколько важна фундаментальная наука для развития экономики, почему в Китае особое значение придают экспериментально-теоретическим исследованиям гравитационных волн и может ли быть подвергнута сомнению Общая теория относительности Эйнштейна.

    — Сергей Дмитриевич, какие времена переживает сейчас фундаментальная теоретическая физика? Она на подъеме?

    — Она определенно на подъеме. И интерес к ней очень велик. Например, нынешний лидер Китая Си Цзиньпин не так давно назвал десять приоритетных направлений развития Китая, и среди них - экспериментально-теоретическое исследование гравитационных волн. Это масштабный проект с огромным финансированием. Казалось бы, зачем вкладывать астрономические суммы в чисто научные изыскания? Но китайцы понимают важность таких исследований, они здорово отстали в области фундаментальной физики от Европы и от США и теперь хотят нагнать. Получат ли китайцы быструю отдачу от этого, как бы у нас сказали, «нацпроекта»? Разумеется, рано или поздно получат. Причем, скорее рано, чем поздно.

    Надо понимать, что такие проекты развивают науку, стимулируя создание невероятно сложных приборов. В работе задействованы тысячи ученых и инженеров, способных сгенерировать идеи, которые обеспечат экономический рывок. Я недавно провел целый месяц в Китае, и видел, какое значение там придается фундаментальной науке. Местным ученым повышается зарплата, привлекается в страну иностранная профессура.

    То есть за дело в Поднебесной взялись серьезно. И результаты, повторюсь, долго ждать себя не заставят. У нас фундаментальную науку, особенно на китайском фоне, поддерживают гораздо скромней. Но некоторые шаги в правильном направлении всё же предпринимаются. Можно, например, упомянуть проект «5-100».

    — Совсем скоро наступят 20-е годы XXI века. Новое столетие окончательно вступит в свои права. Можем ли ожидать в ближайшее время какие-то прорывы в понимании того, как устроено мироздание?

    — Безусловно, можем. Я сорок лет занимаюсь теорией гравитации, и чем больше я ей занимаюсь, тем четче осознаю, что понимаем мы, к сожалению, очень мало. В любой момент может произойти кардинальное изменение парадигмы. И то, что считалось неинтересным или нереалистичным вчера, может стать реалистичным сегодня. Надо отметить, что БФУ им. И. Канта в области исследований по астрофизике на общероссийском фоне выглядит просто уникально. И это не натяжка. У нас в стране больше нигде не проводятся такие исследования, как здесь. Не так давно профессор института физико-математических наук и информационных технологий Артем Асташёнок защитил докторскую диссертацию по теме, которую мы с ним начали обсуждать еще лет шесть-семь назад. Я предложил рассмотреть роль модифицированной гравитации в звездной астрофизике. Ситуация с ней очень интересная. Существуют нейтронные звезды, которые, обладая очень большой массой (гораздо большей чем, например, масса Солнца), имеют при этом радиус всего в несколько километров.

    Такие звезды не вписываются в гравитацию Эйнштейна. Поэтому была выдвинута идея о том, что их гравитационное взаимодействие нужно описывать не теорией Эйнштейна, а какой-то другой теорией, которая должна соответствовать тем экспериментальным данным, которые мы получили о гравитации в рамках Солнечной системы. Нельзя сказать, что проблема была решена полностью, но, путь к решению, возможно, выбран верно.

    Сто с лишним лет назад Эйнштейн создавал Общую теорию относительности, которая считается единственно верной. Но в 20-е годы прошлого века было выдвинуто еще десятка полтора теорий гравитации. Все они были признаны неправильными по самым разным причинам. Главным образом, потому что они не прошли гравитационные тесты в рамках Солнечной системы.

    Но сейчас всё больше и больше ученых начинают сомневаться в Общей теории Эйнштейна. Она правильно описывает гравитационную физику, точно отражает некоторые этапы развития эволюции Вселенной, но она плохо применима для полного описания эволюции Вселенной. Потому что, когда мы говорим о ранних этапах этой эволюции, нам не обойтись без квантовой гравитации. А что это такое, точно не знает сейчас никто.

    Также загадкой является «темная энергия», за счёт которой наша Вселенная стала расширяться с ускорением. Может, совсем скоро произойдет какое-то открытие, которое заставит совсем по-другому посмотреть на Общую теорию относительности Эйнштейна.

    6R1A0151.jpg


    — Вы ведь не впервые в Калининграде?

    — Я бывал здесь два или три раза по приглашению моих коллег и соавторов. Мне здесь всегда было интересно, но этот визит получился особенным, потому что я встретился здесь со своим одноклассником - бывшим заместителем начальника военно-медицинского госпиталя Александром Ковалевым. Мы оба родом из Казахстана, из маленького города Щучинск, который раньше называли столицей казахстанской Швейцарии. Наш город прославил писатель Александр Чудаков, написавший великолепную книгу «Ложится мгла на старые ступени». За неё в 2000 году он получил премию «Русский Букер десятилетия». Это книга написана о людях, которые жили в Щучинске в 30-40 годы. Недалеко от города находился Карлаг, и бывшие заключенные, освобождаясь, оседали у нас. Я никогда не задумывался раньше об этом, но ведь в нашей обычной средней школе преподавали бывшие академики. Это удивительно и грустно…

    Ну, а работы с местными, калининградскими, учеными, моими соавторам – профессором Артемом Юровым (директором института физико-математических наук и информационных технологий) и доцентом Артемом Асташёнком продолжатся. Надеюсь, впереди у нас много совместных статей и, возможно, - открытий.